• Часы работы: по заявке
  • + 7 (950) 63-78-072
  • museum@irbitzavod.net

История завода после 1917 года

После февральской революции в Ирбитский завод начали возвращаться фронтовики с 1 мировой войны. В декабре 1917 года прошло их первое собрание в здании старой больницы. Присутствовали Панов М.П., Говорухин Ф.В., Корстелев Г.В., Кропотухин ст., Сошилов В.Я., Журавлев Ф.В. – всего человек пятнадцать. Обсуждалась организация советской власти в заводе. Они же создали в поселке Союз фронтовиков, который участвовал в установлении советской власти в Ирбите. Члены Союза стали первыми членами Ирбитско-заводского Совдепа. Первая ячейка партии большевиков была сформирована Шаньгиным А.А. в декабре 1917 года, была она не многочисленна, и постоянно находилась в разъездах по соседним населенным пунктам.

В феврале 1918 года в театре прошло собрание, на котором большевики предложили создать добровольческий красноармейский отряд. Союз фронтовиков и женское население выступили против организации отряда, под предлогом усталости от Мировой войны. Первыми добровольцами стали «старики»: Бороздин И.М., Шеломов Я., Терентьев и др. им было уже за 50 лет. Численность отряда составила 36 человек.

К маю 1918 года большевикам удалось встать во главе революционного движения в Ирбите. Основной базой для укрепления партийного влияния в городе были рабочие Ирбитского завода.

1 июля исполкомом Ирбитского Совдепа было решено создать особый отряд Красной гвардии для борьбы с контрреволюцией и спекуляцией. В него вошли 20 человек, командиром назначили Елизарьева Евгения Андреевича, он командовал созданным две недели назад коммунистическим отрядом. 28 июля под натиском белых отряд был вынужден отступить на Ирбитский завод.

Не задолго до этого в Ирбитский завод пришел первый отряд, отступавший с камышловского направления. Командовал ими Пульников П.М. Бедные крестьяне и батраки отрядами уходили из своих деревень в Ирбитский завод, пополняя ряды красной гвардии. Некоторые приходили вооруженными, но оружия все равно не хватало.

31 июля застава из 17 человек под командованием Смирнова А.Ф. стояла в Шмаково, там она встретила вооруженный отряд под командованием Черных Н.Ф., который в заводе давно уже ждали.

С отрядом пришли политкомиссар тюменского направления Усиевич Г.А., Лобков З.И., Шебалдин, Скляр и др. С их приходом политическая работа и вербовка рабочих в войска значительно усилилась. Следом прибыл штаб Васильева М.В., он расположился в доме управителя завода. Вскоре по прибытии в Ирбитский завод штаба сюда же пришли партизанские отряды Кочневской, Квашнинской и Куровской волостей Камышловского уезда под командованием тов. Некрасова с собственным обозом, хлебом, скотом.

Камышловскому стрелковому полку была придана одна батарея и кавдивизион. Командиром полка был назначен Черных, помощником командира — Кангелари.

В Камышловский стрелковый полк был влит и отряд ирбитских коммунистов.

В полку и кавдивизионе было много интернационалистов-мадьяр, отходивших из Сибири и Ирбита.

Позднее Камышловскому стрелковому полку был придан блиндированный поезд.

В Камышловский полк вошел отряд туринцев под командованием рабочего Амбросимова, остатки продовольственного отряда петроградских рабочих под руководством Голинайтеса, командовал батареей Рублев Е.А., а его помощником был житель Ирбитского завода Журавлев Г.Л..

Жители Ирбитского завода в полк записывались семьями: «Шаньгины — пять братьев, Рожины — пять братьев, Грошевы — шестеро, все родные и сродные, Журавлевы — Илья, Клавдий, Василий, Петр; Упоровы — Трофим, Константин и Дмитрий; Плишкины — Алексей, Василий, Сергей.А Лызлов Феоктист вступил вместе с сыном Федором. По два-одному бойцу дала почти каждая семья. Все члену ССРМ стали бойцами Камышловского полка, а им было по 16-17 лет».

Женщины стирали белье, рубили табак, готовили бани для окопников. Период жатвы хлеба совпал с периодом боев под поселком. Шмаковские и другие поля рассматривались, как военное имущество противника и женщины организовали уборку этих полей. Они собирались группами и уходили в поля, жать приходилось лежа, так как поля охранялись. Иногда по месту уборки противник открывал огонь, но работу не останавливали. Когда становилось темно, хлеб увозили в завод и там молотили. Хлеб не делился между работниками, а поступал, как военная добыча в довольствие полка.

Склад продуктов и обмундирования находился в лавках на площади. В лавке Хохлова М. находилась ружейная мастерская, а во дворе стояли лошади анчутинской разведки.

В Камышловском полку имелось 4 полевых телефонных аппарата с фоническим вызовом образца 1914-15 гг., и в батарее Рублева было два аппарата образца 1909 года. Штат команды связи был 35-40 человек, но ввиду нехватки средств связи прямыми обязанностями занималась только половина персонала. Остальные же использовались в других службах.

В итоге, сформированный полк имел 1442 штыка, 37 пулеметов, 4 трехдюймовых орудия и 40 кавалеристов. Для сравнения, во всей III армии в то время было 18119 штыков в четырех дивизиях.

Первые командиры (по воспоминаниям Никонова): 1-й батальон — Журавлев Ф.С., 2-й батальон – Некрасов Л.Ф., 3-й батальон – М.А. Голенайтес.

Начальник конной разведки – Анчутин П.Н. (рабочий Ирбитского завода). Начальник саперной команды – Смирнов А.И. (рабочий Ирбитского завода). Военкомом остался Удников Н.А., он же был и в Камышловском отряде.

Жители поселка у населения соседних деревень узнавали о положении белых. Слухи шли самые невероятные и устрашающие. Говорили, что один из белых командиров, полковник Киселев, пьяница и кокаинист, лично избивал пленных поленом по голове, пока не брызнет мозг. А некий Казагранди, учинил расправу в Туринской тюрьме. Нашел там единственного еврея, привязал его к телеге и стал таскать за собой по городу. Затем выехал на Верхотурский тракт, заставил его вырыть яму, расстрелял и засыпал землей. Еще больше рассказывали про зверства деревенских кулаков. Из разговоров в поселке знали, что штаб Киселева стоит в Килачево в доме у прядильщика Леушки Кислобрылова. Знали сколько в Килачево расстреляно и повешено, сколько выпорото и отправлено по тюрьмам.

31 июля отряд чехов из 6-го Ганацкого полка заняли деревни Стриганка и Мостовая. Для смены чехов генерал-майор Вержбицкий назначил 1-й Степной Сибирский стрелковый полк. Его на автомобилях перебросили из Камышлова в Стриганку.

Командовал полком капитан Жилинский. Численностью полк был 450-480 человек, четыре роты по 60 человек в каждой, пулеметная команда, конная разведка – 80-90 бойцов и учебная команда 60-70 человек.

В начале августа из поселка с целью выбить белых из Стриганки вышла рота Камышловского полка. Около д. Горки она попала в засаду. После боя рота отступила, потеряв семь человек убитыми, и столько же ранеными из общей численности 150 пеших и 30 конных. Погибли комиссар Усиевич Г.А., рабочий завода Панов А.В., Казанцев И.М, Грошев Е.С., матрос пулеметчик на «Льюисе», по словам Лызлова он всегда был с Усиевичем, латыш (фамилия не известна), он убил белого пулеметчика, а сам пал от пули офицера.

9 августа (по воспоминаниям жены 7 августа) при обходе боевых застав в лесу на Горской дороге выстрелом в грудь был убит командир роты Шаньгин Иван Афанасьевич — рабочий Ирбитского завода, член Президиума Ирбитского уездного исполкома, делегат двух Всероссийских Съездов Советов.

6-й Степной Сибирский полк от Омска, через Тюмень, Тавду, Туринск, Ирбит постоянно участвуя в боях, вышел на Ирбитский завод. 6 августа в Килачево 1-й Степной полк и 6-й Степной полк Киселева объединились.

Днем после нескольких выстрелов батареи белые, разделившись на две группы, атаковали позиции красных у деревни Якшино. Красноармейцы без боя покинули свои окопы. Вечером Шмаково и Якшино были захвачены. Красные отошли к Ирбитскому заводу.

Белые решили Ирбитский завод сразу не атаковать, так как численность полков была мала. А так же вследствие медлительности колонны Смолина, которая двигался слева.

Окопы красных были в трех километрах от Ирбитского завода, сразу за деревней Боярка. 6-й полк белых стоял в 5 км от ст. Боярка на участке возле железной дороги. Справа был заболоченный лес, а слева стояла застава при одном пулемете. 1-й полк занимал Шмаково, окопы находились на околице деревни. Слева прикрывала река Ирбит, а правый фланг обрывался в поле. Расстояние между крайними флангами полков было примерно 1,5 версты. Два трехдюймовых орудия 1-й Отдельной степной батареи находились в Шмаково, наблюдательный пункт был на колокольне церкви. В Якшино под прикрытием взвода 6-го полка и взвода сибирских казаков находился штаб полковника Киселева, там же расположились перевязочный пункт и обозы.

Бои колонны Смолина в районе железной дороги Сухой лог – Ирбитские вершины – Егоршино не приносили успеха. Генерал-майор Вержбицкий приказал атаковать колонне Киселева. Состав колонны: 1-й Степной Сибирский полк капитана Жилинского, 6-й Степной Сибирский полк полковника Киселева, 8-й Степной Сибирский полк полковника Черкасова и 2-й Сибирский казачий полк. Численность войск на данном направлении 1200-1300 бойцов.

Обороняли Ирбитский завод и дорогу вдоль реки Бобровки 1-й Камышловский полк и 1-й Горный советский полк. Вместе с артиллерией и бронепоездом насчитывалось около 2000 человек. За деревней Боярка было сооружено две линии обороны.

В районе Режевского завода более 1000 человек Волынского полка сдались белым. На фронте образовался разрыв в 18 километров. Закрывать его были посланы две роты Крестьянского Красных Орлов полка и 2-я рота Камышловского полка, почти полностью состоящая из рабочих Ирбитского завода. Ротой командовал Чебаков С.И., она занимала левый фланг обороны завода.

Решающее наступление на Ирбитский завод было назначено на 13 сентября. Утром, после артиллерийского обстрела из Шмаково и из за Высокого поля, человек 700-800 белых стрелков двинулись на линию обороны красных, находящуюся примерно в 1000 шагов. Красные не устояли и сбитые в нескольких местах начали отступление. Белые развернулись цепью протяженностью 2 версты и продолжили наступление. Вторая линия обороны имела невысокие проволочные заграждения, и перед ней находился овраг. Движение по неровной, грязной местности внесло беспорядок в цепи белых частей. За оврагом на небольшой возвышенности стоял овин, возле него залегла сотня красноармейцев с пулеметами. Перейдя овраг, белые еще больше перемешавшись, попали под сильный обстрел. Два раза они поднимались в атаку на овин, но оборонявшиеся сильным огнем заставляли их лечь. Только при третьей атаке огонь красноармейцев не остановил наступавших и с криками «ура» белые взяли овин, оставив на подступах около 40 человек.

Вечером, уже в темноте Боярка была занята. Красные отступили в Ирбитский завод.

По словам Шаньгина, белые возможно и смогли бы взять поселок, если бы им не помешала темнота наступившей ночи. В поселке руководство полка за ночь провело мобилизацию всех, кто мог принести хоть какую-то пользу, а так же были укреплены позиции в самом заводе.

Утром красные начали контратаку, и белые отступили из Боярки за овраг. Там они развернулись и стали обороняться. Артиллерия красных открыла огонь гранатами и шрапнелью, а белая батарея едва отвечала из-за отсутствия снарядов.

Этим утром из Режевского завода вернулась 2-я рота Камышловского полка. Бойцы были сильно утомлены, не спали два дня. Чебаков С.И. правильно оценил обстановку и, развернув роту цепью вдоль железной дороги, начал атаку на правый фланг белых с заходом им в тыл. Эта атака и нажим фронта решили участь боя. Белые начали беспорядочное отступление. В погоню им бросилась Анчутинская конница, еще больше увеличивая панику.

Красное командование по телефону приказало открыть ставни плотины, и разлившаяся река затруднила отступление белых. При переправе многие гибли. Батарея красных из завода выдвинулась в сторону Шмаково и начала обстреливать отступающих. Во всех концах деревни начались пожары.

Поручик Вальшевский с конной командой вышел к станции Боярка для оказании помощи наступавшим полкам. Но на станции оказался красный бронепоезд и пехота. Встретив сопротивление, отряд ушел через Антоново на Осинцево и дальше на Неустроево. Там от людей Бордзиловского они узнали о поражении и потерях под Ирбитским заводом.

Степные полки оставили Шмаково и Якшино и отступили к Килачево. От двух батальонов 1-го Степного полка осталось 70 человек.

По словам Бажова П.П. Шмаково представляло собой груду обгорелых развалин с огромным количеством трупов по улицам. Особенно привлекал внимание лежавший на дороге священник с крестом в руке.

Красным в качестве трофеев достались 10 пулеметов, около 300 брошенных шинелей, подрывной аппарат, ящики с химическими снарядами, много военных и продовольственных грузов. В плен красные не брали, было не положено.

Через несколько дней оставшиеся части полковника Киселева вновь заняли свои старые позиции в Шмаково. 1-й Камышловский полк 20 сентября убыл под Нижний Тагил, где была сложная для красных обстановка. На следующий день белые вошли в поселок.

По воспоминаниям жены Шаньгина И.А. Таисьи Васильевны. С приходом белых на семьи красных начались гонения. Многих, у кого родственники ушли с красными посадили в подвал, заставляли выполнять непосильные работы, постоянно проводились допросы и обыски.

1,5 месяца просидела в тюрьме 18-летняя жена Пузанова А.Г. Татьяна Семеновна.

Предположительно весной-летом 1919 года в районе поселка действовал партизанский отряд красных. Он базировался в районе болот за Шайтанским прудом.

19 июля 1919 года красными было захвачено Егоршино, а 21 июля начались бои за Ирбит. В этом промежутке произошла смена власти в Ирбитском заводе.

Подробней о гражданской войне в поселке можно прочитать в моей книге «Ирбитский завод в гражданскую войну».

Основное направление в работе завода в 1915 -1921 годах — прокат железа и стали. Железо и сталь шли на нужды своего завода, а свободный остаток прокатных изделий отправлялся по заказам в города Киев, Тюмень, Алапаевск, на Буланашские каменноугольные копи и др.

В 1919-1920 гг. завод не работал. Пустующие цеха завода занимала организация «Заготскот» под стойловое содержание скота.

В 1920 году начались работы по восстановлению завода и поселка. Восстановлены мельница, плотина, приводилось в порядок оборудование для прокатного цеха. Был организован детский дом в особняке управителя завода. Заведующей Совет назначил Панову Фаину Андреевну. Никакого оборудования не было. Панова обратилась за помощью к И.И. Шарову. Тот собрал стариков, и они сколотили 50 деревянных топчанов. Женщины из сохранившихся на заводских складах мешков из-под хлеба сшили матрасные и подушечные наволочки, заполнили их соломой и сеном. Для особо нуждающихся сшили рубашки и платья из старых церковных занавесей. Простыней и одеял не было. Дети укрывались верхней одеждой. Для 50 воспитанников было получено всего 25 пар летней обуви.

В 1923 году методом народной стройки был заготовлен лес и отремонтированы прудовые береговые укрепления. В 1924 году собрали воду в пруду.

Выбранные ходоки Кропотухин Александр Васильевич, Бороздин Ипполит Макарович неоднократно выезжали в Екатеринбург и в Москву, и их поездки увенчались, наконец, успехом. В 1925 году были пущены две прокатные клети. Одну вращала паровая машина старой конструкции механика Ползунова, а другую — водяная турбина «Женваль».

В 1927 году прокатный цех не работал, шел ремонт плотины заводского пруда, после окончания ремонта завод работал до 1931 года.

В 1932 году на заводе началось строительство вагранки, шихтарного двора, формовочного отделения и помещения для сушки моделей и хранения их. Вагранка отливала тормозные колодки для железной дороги и различную мелочь для населения.

В начале 1935 года началось строительство трех прокатных станов с паровой двигательной силой. Заводу была выделена новая паровая машина фирмы «Зульцер» мощностью в 600 лошадиных сил.

В 1938 году за прошлые боевые заслуги рабочих завода в гражданскую войну, Указом Президиума Верховного совета РСФСР, село Ирбитский завод переименовано в поселок Красногвардейский и сельский совет депутатов в поселковый, а завод по прежнему назывался Ирбитский государственный металлопрокатный.

Накануне Великой Отечественной Войны на заводе работало всего 700 человек. Он входил в систему местной промышленности РСФСР.

С первых же дней войны основная часть рабочих (мужчины и некоторые девушки) ушла на фронт. Их заменили женщины, старики, подростки. Они вставали на самые тяжелые участки. Завод в то время продолжал выпускать кровельное железо, а из отходов – черные ведра и железные печи. Последние шли на фронт для отапливания землянок и блиндажей. Было решено начать массовое изготовление «крылышек» к стабилизаторам для мин. Работали на выпуске этой продукции тоже в основном женщины. Позднее было организовано изготовление парковой арматуры для упаковки снарядов. Здесь преимущественно работали подростки.

В ноябре 1941 года в поселке был организован эвакуированный госпиталь № 3467 для раненых фронтовиков. Он просуществовал до мая 1942 года.

В военное время очень осложнилось положение с транспортом. Автомобили были мобилизованы на фронт, а железной дороги до станции Талый ключ завод не имел. Была узкоколейка, построенная в 1939 году, но ее использование затруднялось из-за большой разницы в горизонтальных отметках: в сторону станции был крутой подъем, а к заводу – спуск. Лишь две лошади из всех имеющихся на заводе осиливали эту работу.

Бывший в то время директором завода Зиновий Ильич Торлин поставил задачу: построить железнодорожную ветку нормальной колеи. На заводе не было ни техники, ни людей. Лопата, тачка, носилки – вот и весь инвентарь, с помощью которого предстояло выполнить огромный объем земляных и других работ. В строительном цехе в то время насчитывалось около двух десятков человек. Из них больше половины – женщины, подростки, старики. Выход был один строить в нерабочее время. Всю трассу разбили на четыре участка, каждый возглавлял ответственный работник из числа руководителей завода. Штаб стройки возглавил директор З.И. Торлин. Строительство началось летом 1943 года. Работу организовали в две смены, в каждой трудилось не менее 1000 человек. Постоянно оказывали помощь трудящиеся других предприятий и организаций поселка.

В первой половине 1944 года все работы завершились, а в июле на завод доставили первые вагоны с грузами. Тем самым была решена острая проблема транспортировки грузов всех предприятий поселка.

К началу войны закончил Оренбургское летное военное училище Панов Николай Афанасьевич, а в 1942 году – Старченков Иван Сергеевич. Уроженцы поселка, они героически защищали Родину с неба.

Первый боевой вылет гвардии капитан Панов Н.А. совершил 26 июня 1942 года, а к концу года он совершил уже свыше двухсот боевых вылетов. 31 декабря 1942 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Он не вернулся с боевого задания 11 марта 1943 года и похоронен в Феодосии.

Боевая биография пилота 571 штурмового авиаполка сержанта Сарченкова И.С. началась в августе 1942 года, а через некоторое время он получил первую награду – орден Красной звезды. Потом грудь командира авиазвена, а затем командира эскадрильи, капитана, Старченкова И.С. украсили три ордена Красного знамени, орден Александра Невского. 13 февраля 1945 года в бою за освобождение Польши он погиб, а десять дней спустя Указом Президиума Верховного Совета СССР Ивану Сергеевичу Старченкову было присвоено звание Героя Советского Союза. Их именами были названы улицы поселка. С поля боя не вернулись в родной поселок 188 солдат.

22 марта 1946 года была выпущена первая лебедка грузоподъемностью одна тонна. А всего в этом году было изготовлено 177 таких лебедок.

Одновременно шла подготовка производства подъемно-транспортного оборудования. В 1946 году для этого приспособили небольшое помещение площадью 400 квадратных метров под старым навесом. 26 июня 1947 года была выпущена первая червячная таль грузоподъемностью 1 тонна, а в марте 1953 года – первая кран-балка грузоподъемностью 3 тонны. Для подготовки рабочих весной 1947 года была открыта школа ФЗО, а в 1961 году – филиал Ирбитского мототехникума.

Для специалистов и рабочих в последнем квартале 1947 года были выстроены три двухквартирных дома по улице Спорта, четвертый появился уже через полгода в мае1948 года.

26 февраля 1950 года для предвыборной встречи с избирателями в п. Красногвардейский приезжал четырежды Герой Советского Союза, маршал, кандидат в депутаты Верховного Совета СССР Жуков Георгий Константинович.

Потребность в продукции, выпускаемой заводом, росла, а возможности были ограниченны. После ходатайства в вышестоящих партийных органах и министерстве 8 августа 1952 года Совет Министров принял предложение о реконструкции завода и поручил институту Гипротяжмаш разработать проект. Этим же документом Ирбитский металлопрокатный завод переименовался в Красногвардейский крановый.

С сентября 1953 по ноябрь 1959 года были построены механический цех площадью 900 квадратных метров, сборочный – площадью 1560 квадратных метров, прирельсовый склад готовой продукции, приемная подстанция, пожарное депо. Несколько позднее вступили в строй сварочный цех и компрессорная станция. Продолжалось строительство понижающей электроподстанции. Реконструкция была направлена на достижение максимального выпуска подъемно-транспортного оборудования.

В мае 1957 года началось строительство микрорайона городка «Металлист». Для ускорения строительства завод выделил УКСу 18 человек, особо нуждающихся в жилплощади, которые начали работу методом «самостроя». В декабре 1957 года было сдано под заселение 10 кирпичных двухквартирных домов общей площадью 730 квадратных метров. Кроме того, было построено несколько деревянных домов и общежитие.

В 1957 году в п. Красногвардейском был открыт памятник героям гражданской войны в честь героизма рабочих Ирбитского завода сражавшихся в рядах Первого Камышловского полка. Мемориальными знаками отмечены здание клуба «Красных партизан», где в 1918 году находился штаб полка, здание аптеки – место вещевого склада полка.

В период с 1953 года по 1959 год Красногвардейский крановый завод освоил следующие виды подъемного оборудования: ручной однобалочный кран г/п 3 тонны, пролетом 5 метров; кошка ручная типа «А» г/п 1, 3, 5 тонн; таль червячная г/п 3, 5 тонн; таль с калиброванной цепью г/п 3 тонны. В апреле 1960 года был освоен выпуск кошки г/п 1 тонна с подъемным механизмом. Одновременно освоен выпуск кошки новой конструкции г/п 2 тонны. В июле этого же года был изготовлен опытный образец ручной кранбалки пролетом 17 метров, г/п 5 тонн.

В июне 1960 года началась подготовка площадки и рытье котлована под здание средней школы на 520 мест. Школа в то время размещалась в трех зданиях, два из которых были деревянные, все они были старыми. 15 сентября 1961 года возник пожар в деревянном двухэтажном здании школы. После пожара условия для занятий резко ухудшились. Более 700 учащихся вынуждены были заниматься в одном здании в три смены, пока не была сдана в эксплуатацию новая школа. 10 марта 1963 года новая школа была открыта.

Центром культурной жизни поселка был клуб. Клуб этот был старым, кинозал тоже. Назрела необходимость в строительстве зрительного зала. 24 июня 1963 года началось его строительство. К празднованию 47 годовщины Великой Октябрьской социалистической революции зрительный зал на 400 мест был сдан, и торжественное собрание по празднованию годовщины состоялось уже в реконструированном клубе кранового завода, а 7 ноября впервые в новом кинозале демонстрировался широкоэкранный кинофильм «Тишина».

В августе 1974 года была введена в эксплуатацию новая заводская котельная с производительностью 20 тонн пара в час с механизированной углеподачей и шлакоудалением.

В мае 1975 года сдан в эксплуатацию пристрой механического цеха (второй пролет).

В 1976 году в сквере на территории Красногвардейского кранового завода был открыт памятник погибшим в Великой Отечественной Войне.

На 1977-1980 годы была намечена реконструкция завода. За этот период были построены: цех для сборки, сварки и покраски кранов, двухпролетное легкомонтируемое здание типа «Берлин», литейный цех. Построен детский комбинат на 140 мест, а так же несколько 16-квартирных домов с паровым отоплением и водопроводом.

В 1978 году завод поставлял грузоподъемное оборудование в 40 стран мира.

Сторожевая башня – пожарная каланча оригинальной конструкции, срубленная в начале ХХ века на Ирбитском металлопрокатном заводе. Памятник деревянной архитектуры. В связи с реконструкцией завода памятник перевезен и восстановлен в 1980 году на территории Нижне-Синячихинского заповедника деревянного зодчества под открытым небом. Работа велась при личном участии директора музея, заслуженного работника культуры РСФСР, лауреата премии Демидовского фонда Ивана Даниловича Самойлова.

13 мая 1992 года на заводе прошло первое сокращение численности работающих. Было сокращено 70 человек. Из них: 32 реально работающих и 38 вакантных единиц. Численность работающих составило 708 человек.

В апреле 1994 года завод был приватизирован. На основании свидетельства о регистрации присвоено название Акционерное Общество Открытого Типа «Красногвардейский крановый завод» (Свидетельство о регистрации 1165202563241 от 04.03.1994г.).

10 февраля 1996 года АООТ «Красногвардейский крановый завод» было преобразовано в Открытое Акционерное Общество «Красногвардейский крановый завод». (Свидетельство о регистрации от 10.11.1996г.).

В августе 1997 года прошло большое сокращение в численности работающих. Оно составило 111 человек, из них 53 реально работающих и 58 вакантных единиц. После сокращения численность всего персонала составила 429 человек.

Автор текста историк Константин Бороздин